СЛЕДОВАТЕЛЬ-КРИМИНАЛИСТ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВ: «Я ПРОСТО СДЕЛАЛ СВОЮ РАБОТУ»

04 Августа 14:33

Старший следователь-криминалист отдела криминалистики следственного управления СК России по Удмуртской Республике Александр Юрьевич Алексеев посвятил следственной работе почти 12 лет. Обширная практика одного из самых опытных следователей управления, обладающего репутаций настоящего специалиста и знатока своего дела, насчитывает более ста успешно расследованных уголовных дел, большинство из которых - о самых опасных и особо тяжких преступлениях. Залог такого результата - не только его профессиональные знания и навыки, но и присущие Александру Юрьевичу особые качества - тонкая интуиция и чутье, много раз безошибочно указывавшие ему направление дальнейшего движения в самых запутанных ситуациях, а самое главное, любовь и интерес к своему делу.

Он специализируется на расследовании преступлений, совершенных в прошлые годы. Следователь-криминалист убежден, что поставить точку в таких делах очень важно в первую очередь для родственников погибших, которые все эти годы вынуждены пребывать в неведении и ждать справедливости. «Мне не раз доводилось видеть реакцию людей, - говорит он, - которые узнали, что преступник, пусть и спустя годы, понесет наказание за содеянное с их близким. Они испытывают огромную благодарность».

На столе в его рабочем кабинете всегда находится стопка слегка потрепанных временем томов с пожелтевшими страницами. Внимательно вчитываясь в тогда еще рукописные строки протоколов, Александр Юрьевич вновь и вновь пытается найти ответ на главный вопрос, который пока остается неразрешенным. «Сейчас есть такие возможности и помощники в раскрытии преступлений, которые еще несколько лет назад были не только не доступны, но и даже не существовали в нашем представлении, - рассказывает он. - Одна только молекулярно-генетическая экспертиза, которая сейчас абсолютно привычна, в свое время стала прорывом в следственном деле. Но отправную точку, как показывает опыт, нужно всегда искать в материалах дела, тех, что собраны в прошлом, и здесь важно внимание к каждой мелочи».

Именно такой подход, настойчивость и свежий взгляд на уже известные обстоятельства помогли следователю-криминалисту в работе над делом 19-летней давности.   

 Ранним утром 28 сентября 2001 года сторож одного из садоводческих товариществ, укрывшихся в небольшом лесном массиве среди жилых микрорайонов Ижевска, как обычно выгуливал в окрестностях собаку. Неспешно следуя наизусть знакомыми тропинкам, мужчина заметил среди густой травы примерно в десяти метрах от просеки что-то непривычное. Взгляд зацепился за предмет, которого еще вчера вечером здесь точно не было. Приблизившись, мужчина увидел тело человека. Буквально через час на месте уже работали следователи.  Погибшей оказалась 14-летняя девочка, она была задушена и перед смертью подверглась сексуальному насилию.

Несмотря на то, что к делу сразу подключились наиболее опытные следователи прокуратуры, раскрыть преступление по горячим следам не удалось.

Спустя 19 лет установить истину предстояло следователю-криминалисту Алексееву. «Я сам отец троих детей, поэтому остро ощущал боль матери, потерявшей дочь, - вспоминает Александр Юрьевич. - Задачу добиться возмездия преступнику я воспринял не только как служебный, но и как человеческий долг».   

Тщательно изучив каждый документ в деле, он поминутно восстановил цепочку событий, предшествующих трагическому финалу. Девочка проживала с мамой и бабушкой, окружающие единодушно отзывались о ней как о «беспроблемном подростке», хорошо училась, посещала танцевальную студию. Вернувшись в тот злополучный день после школьных занятий домой, девочка ближе к вечеру направилась к подруге. Когда на улице совсем стемнело, мать начала тревожиться, - позднее отсутствие дома на дочь было непохоже.  Обзвонив поочередно ее друзей и выяснив, что к подруге она не приходила, женщина обратилась в полицию.

Последним, кто видел девочку в тот день, оказался направлявшийся около восьми часов вечера на волейбольную тренировку одноклассник. Она стояла на трамвайной остановке в компании троих нетрезвых молодых людей, старше по возрасту и не из их круга общения, что подростка очень удивило. Кроме них, на остановке никого не было. Поскольку практически сразу подошел трамвай, свидетель уехал, не успев поговорить с одноклассницей и разглядеть приметы ее спутников.

Следствие приступило к незамедлительной проверке этой информации. «В то время рассчитывать можно было лишь на прямых свидетелей - тех, кто что-то видел, слышал, обратил внимание, запомнил детали. Никаких видеокамер, видеорегистраторов, которые сейчас снабжают нас нужной информацией. Были установлены лица, проживавшие, учившиеся и работавшие в этом районе, знакомые погибшей, проверялись на причастность лица с криминальным прошлым, употребляющие наркотики. Было сделано очень много, но это не принесло результата», - рассказывает следователь-криминалист.  

Александр Юрьевич, как всегда в таких случаях, решил осмотреться на месте.  Неспешным шагом путь от трамвайной остановки, где незадолго до случившегося видели девочку, до места ее гибели он прошел за двадцать минут. Примерно столько же оставалось до ее дома, если продолжать двигаться в этом направлении. Следователь-криминалист предположил, что потерпевшая пошла с остановки домой пешком. Дорога проходила по частному сектору и небольшому парку, – довольно безлюдное место, узкие петляющие тропинки, одна из которых стала местом совершения преступления.   

 Поочередно встречаясь со всеми, кто попал тогда в поле зрения следствия, Александр Юрьевич предлагал им не только вспомнить подробности событий тех дней, но и по возможности описать местность по предполагаемому пути следования потерпевшей, после чего каждому свидетелю предлагал пройти обследование на полиграфе. Однако значимой информации вновь получить не удалось.

Первую зацепку дало уже имевшееся на тот момент в деле заключение экспертизы, выявившей на теле погибшей биологические следы, часть из которых принадлежала ей самой, другая часть - неизвестному мужчине. Несовершенство использованной в те времена методики не позволило выделить в смешанных следах четкий геномный профиль преступника, что исключало возможность его сопоставления с имеющейся базой данных. Следователь-криминалист назначил новое молекулярно-генетическое исследование, рассчитывая на значительно расширившиеся за прошедший временной отрезок экспертные возможности. Теперь оно не только смогло установить совпадение следов с геномным профилем 37-летнего мужчины, недавно освобожденного из мест лишения свободы, но и выявило на верхней одежде потерпевшей биологические следы другого мужчины. Значит, преступников было как минимум двое.

Александр Юрьевич основательно изучил биографию на тот момент 18-летнего подозреваемого. Компания приятелей, в которой он был самым младшим, перебивалась случайными заработками кладовщиков, грузчиков - экспедиторов, помощников автослесарей, бесконечно меняя места работы и девушек, готовых разделить с ними незатейливый досуг, обязательным дополнением которого было спиртное, а иногда и наркотики. Вскоре такой образ жизни привел к криминалу, один из приятелей получил условный срок за кражу. Как показали дальнейшие события, никому из троицы это не стало уроком. На следующие преступления они пошли вместе.

 Февраль 2003 года… Допив очередную бутылку водки, троица решила наведаться в расположенный неподалеку от дома круглосуточный ларек, где работала продавцом знакомая одного из них. Девушка открыла ему дверь, после чего в помещение ворвались трое агрессивных пьяных парней. Они сразу кинулись к кассовому аппарату и, забрав небольшую выручку, стали хватать стоявшие на полках бутылки с алкоголем и консервы, а затем задушили продавца найденным здесь же обувным шнурком и подожгли ларек.          

Это было уже их второе убийство, а доказать первое предстояло следователю-криминалисту Алексееву.

Спутников погибшей девочки также было трое. «Это совпадение придало мне уверенности, что я двигаюсь в верном направлении», - рассказывает следователь-криминалист. Положившись на интуицию, он пригласил на допрос первым того из компании, кто по заключению судебно-медицинской экспертизы, проведенной по делу об убийстве девушки-продавца, был в троице «ведомым», то есть подвержен чужому влиянию.  Сидя перед следователем-криминалистом, которому удалось подобрать нужные слова, мужчина закрыл лицо руками и стал повторять одну и ту же фразу «я не убивал», после чего рассказал, что они втроем, как обычно, бесцельно слонялись по району, увидели на трамвайной остановке незнакомую девочку лет 14, познакомившись, увязались за ней под предлогом проводить домой. По дороге, когда шли по парку, двое его приятелей напали на нее и изнасиловали, а один из них затем ее убил.      

Помимо заключения молекулярно-генетических экспертиз, следователь-криминалист собрал по делу внушительную доказательственную базу, включающую протоколы проверки показаний обвиняемых с применением видеозаписи, провел между ними очные ставки, чтобы устранить противоречия в показаниях - один из них признавал изнасилование, другой утверждал, что в половую связь девочка вступила с ними добровольно, после чего, испугавшись содеянного, убил ее.

Поскольку к этому моменту срок давности, установленный уголовным законом за совершение изнасилования, истек, в отношении одного из фигурантов уголовное дело было прекращено по этому основанию. Второй злоумышленник за совершенные изнасилование и убийство предстал перед судом, который назначил ему наказание в виде 11 лет лишения свободы. В дальнейшем оно было увеличено судом апелляционной инстанции до 22 лет лишения свободы.

Прозвучавшие в телефонную трубку августовским днем 2020 года слова следователя-криминалиста Алексеева «мы нашли убийц вашей дочери» мама девочки Нина Тимофеевна и ее старшая дочь Ольга не забудут никогда. «Мы ждали на протяжении всех этих лет и верили, что это случится, - говорят они. – Знаем, что для этого наш следователь работал днем и ночью.  Мы бесконечно благодарны ему не только за труд, но и за проявленные по отношению к нам теплоту и участие. Он постоянно был на связи, разделял наши переживания, когда дело рассматривалось в суде. Его поддержка и советы помогли пережить нам огромное горе. Очень хотелось бы ему еще раз сказать спасибо, хотя и знаем, что он лишь улыбнется и скажет: «Я просто сделал свою работу».   

 

В.Л. Филиппова