НЕПРОСТОЙ ПУТЬ ПРОСТОГО СЛЕДОВАТЕЛЯ

04 Июня 2019 10:45

 

                                                                                  Главное в этом мире не то, где мы находимся, а то, в каком направлении

 движемся.

 

                                                                                         (Оливер Холмс, американский писатель, прототип Шерлока Холмса)

 

          В профессию следователя, как и в любую другую люди приходят по-разному и каждый в свое время. Большинство сегодняшних следователей – недавние выпускники вузов, определившиеся с выбором на последних курсах либо сразу после окончания института. Но есть и те, кто пришел в следственное управление, уже имея за плечами определенную  жизненную школу и опыт службы в правоохранительных органах.

         Для Евгения Диченского  начало трудового пути совпало с 16-летием, что по сегодняшним меркам довольно рано. Детство его прошло в Глазове,  самом северном городе Удмуртии. Но отнюдь не погодные условия закаляют характер человека. Система ценностей у каждого закладывается в детстве и идет из семьи.

         Родители Евгения – люди не только трудолюбивые, но и творческие. Мама всю жизнь  совмещала работу на заводе с занятиями в любительской театральной студии. Папа – профессор музыки, и сейчас преподает в Глазовском педагогическом институте.   Родители, проявив мудрость,  приняли выбор сына, который после окончания девятого класса пошел работать плотником на Чепецкий машиностроительный завод. Но образование не бросил, работал и одновременно учился  в  школе рабочей молодежи. Затем была армия, служить Евгению довелось в войсках ФСБ в Москве. После демобилизации он вернулся в родной город и поступил на исторический факультет пединститута.

         На том этапе жизненного пути будущему следователю довелось впервые соприкоснуться с правоохранительной сферой. В конце 90-х во многих    городах действовали городские оперативные отряды, объединявшие молодежь, желавшую оказать  посильную помощь органам правопорядка. Что-то наподобие дружинников. Евгений пять лет состоял в таком оперативном отряде.  Не формально числился, а активно действовал и многое сделал для обеспечения порядка и спокойствия на Глазовских улицах. Результатом успешных рейдов оперотряда  были сотни усмиренных хулиганов, дебоширов и пьяниц, переданных в руки милиции.  После одного из таких рейдов Евгений решил бороться с преступностью уже профессионально.

        В 2002 году он устроился  следователем в Глазовский отдел милиции, откуда через два года перевелся в Восьмое Главное управление  МВД – в профессиональных кругах именуемое «спецмилицией». Сотрудники этого подразделения выявляли и расследовали хищения и махинации на особо режимных объектах – заводах оборонного комплекса. К слову сказать, заместителем прокурора по надзору за соблюдением законов на особо режимных объектах (опять же в профессиональных кругах  «спецпрокурора») тогда был нынешний заместитель руководителя следственного управления Алексей Валерьевич Попов. Под его неустанным надзором Евгений Валериевич расследовал свои первые уголовные дела об экономических  преступлениях.

         В 2013 году он, к тому времени опытный следователь,  поступил на службу в Следственный комитет, и вот уже пятый год его рабочее место – служебный кабинет в здании  Балезинского межрайонного следственного отдела. Сегодня в его «послужном списке» – свыше ста уголовных дел, а это значит как минимум именно столько убийц, насильников, коррупционеров и других преступников предстали перед судом и понесли заслуженное наказание.

Хорошо помнит Евгений Валериевич одно из своих первых дел в Балезинском отделе. Помнит, как изворачивалась и юлила председатель общества инвалидов, придумывая все новые и новые версии в свою защиту. Только это не помогло ей скрыть махинации и избежать ответственности.  Как выяснил следователь, женщина оказалась очень предприимчивой. И ее нисколько не смущало  то обстоятельство, что имущество, на которое она позарилась, принадлежало инвалидам. Продав две квартиры и земельный участок почти в пять раз дешевле рыночной цены, она положила в свой  карман «скромные» чаевые - сто тысяч рублей, а вот имущество, которое государство выделило инвалидам, в результате этих манипуляций нашло себе нового владельца.

Неожиданная сложность оказалась в том, что следователю попросту некого было признать законным представителем потерпевших инвалидов.  Один из учредителей в результате преступления сам получил финансовую выгоду. Второй учредитель являлся инвалидом по психическому заболеванию, а третий учредитель  несколько лет назад привлекался к уголовной ответственности за мошенничество с имуществом этой организации - как оказалось, обвиняемая была не первой желающей поживиться за счет инвалидов. Но и Евгению Валериевичу тоже не впервые пришлось искать выход из трудной ситуации.

Как только не пыталась председатель обелить себя, ничего у нее не получалось. Внезапно исчезли финансовые и учредительные документы общества? Да вот же они, в квартире обвиняемой отыскались, стоило только следователю  в первый же день после возбуждения дела с обыском к ней заявиться. Запись в протоколе общего собрания имеется о том, что инвалиды единодушно проголосовали за избавление от своего имущества? Вот только следователю она подозрительной кажется, а вскоре и эксперт-почерковед окончательно сомнения развеял. Так что не спасли обвиняемую эти уловки, как говорится, «не прокатило». Вместо выгоды она приговор получила.

           Не раз еще потом следователю Диченскому приходилось  в своей практике столкнуться с нечистыми на руку дельцами, расхитителями и казнокрадами. Но у обычных, простых следователей районного звена нет возможности расследовать какой-то один вид преступлений. Сегодня в  производстве дело об убийстве, завтра об изнасиловании, послезавтра  - связанное с наркотиками, и так далее.  Безусловно, каждый следователь при наличии такой возможности отдавал бы предпочтение определенной категории дел, к которым больше душа лежит, но уметь расследовать одинаково хорошо должен любые составы.

        Для следователя Диченского самые «желанные» дела, если это слово здесь можно применить, - об экономических, налоговых преступлениях, - как раз те, за которые, чего греха таить, далеко не все следователи охотно берутся. Дела эти непростые. Они требуют особенной кропотливости, пунктуальности,  умения анализировать огромный массив финансово-хозяйственной документации, который  иногда составляет не одну сотню томов. Для того чтобы распутать какую-нибудь финансовую схему, нужно внимательно изучить каждый документ, сопоставить его с другими,  проследить движение денег по счетам, досконально разобраться в каждой цифре.  На «бумажную» работу уходят  сутки, недели, а иногда и месяцы.            При этом нужно постоянно держать руку на пульсе стремительно изменяющегося бюджетного, налогового, антикоррупционного  законодательства, отслеживать складывающуюся судебную практику. Лишь в таком случае следователю будет что противопоставить  преступнику «с белым воротничком», за которым, как правило,  стоит целый штат  грамотных специалистов – бухгалтеров, юристов-хозяйственников и финансистов. А ведь для следователя здесь важно не только добиться наказания преступника, но и  возвращения денег в бюджет, где они остро необходимы для решения тех же социальных вопросов.  

         В 2016 году Евгений Валериевич расследовал уголовное дело в отношении руководства ОАО «Балезинский литейно-механический завод», задолжавшего государству налоги на сумму более 28 миллионов рублей. Для этого на предприятии использовались подставные фирмы-контрагенты и десятки хитрых схем, в которых ему удалось разобраться, изучив сотни тысяч единиц изъятых финансовых документов. К окончанию следствия были не только  собраны неоспоримые доказательства вины руководства завода, но  и полностью уплачен налог в государственную казну. 

         Хотя и непросто расследовать такие дела, тяжелее всего Евгению Валериевичу, по его собственному признанию, работать  по так называемым «половым преступлениям». Потому что у него, как у  человека, оценивающего свои и чужие поступки, как и положено, с точки зрения морали, никак не получается соотнести с общепринятыми рамками поведения то, что негодяи вытворяют с женщинами, детьми. Отказывается сознание мириться с  подробностями жутких злодеяний, жертвами которых становятся самые беззащитные.

         Буквально через год после того, как Евгений приступил к работе, в Балезино произошла трагедия, которая потрясла не только Удмуртию, но и всю страну.  Обкурившийся «спайсов» уголовник напал на двух детей – брата и сестру Андрея и Александру Касимовых, изнасиловал девочку, а затем обоих убил. Евгений Валериевич тогда сутками работал в составе следственно-оперативной группы, и именно ему выпало осматривать   растерзанные детские тела. Та страшная картина стоит у него перед глазами до сих пор.

         Но надо понимать, что в работе следователя это -  «неизбежное зло», которое невозможно забыть, с ним приходится жить. И не просто продолжать существовать, а находить в себе силы не разочаровываться в людях, не разучиться доверять и видеть хорошее.  

         Умение работать с документами и умение работать с людьми – оба эти навыка для следователя очень важны. Все, кто знаком с Евгением Валериевичем, отмечают в нем «дар убеждения» - умение подобрать  аргументы, которые подойдут именно для этого человека. Следователь Диченский известен в кругу коллег способностью вызвать на откровенность «молчаливого» свидетеля  и  пробудить человеческие чувства даже в отъявленном негодяе. По словам руководителя Балезинского МСО Вадима Сергеевича Данилова, нет такого человека, с которым этот следователь не смог бы найти общий язык. Даже в особенно трудных случаях ему это отлично удается.

        В мае 2017 года во время сплава  на байдарках по реке Чепца одно из суден, в котором находилась 22-летняя студентка из  Ижевска, при прохождении водного порога перевернулось. Девушка упала в воду и утонула. Тело погибшей водолазы обнаружили лишь спустя сутки.

          Из допросов участников водной экспедиции Евгений Валериевич  узнал, что девушка находилась в лодке без спасательного жилета, поэтому ее затянуло в водоворот, из которого она не смогла выбраться.

         Злополучный сплав по реке  организовала Ижевская туристическая фирма. Естественно, не бесплатно. Вот только, как оказалось, обеспечение безопасности туристов в немалый прайс услуг не входило.  Следователь посетил офис турфирмы и вышел оттуда не с пустыми руками.  В договорах, заключенных с туристами, четко оговаривалось, что организаторы несут ответственность за их жизнь и здоровье. Сразу возникло несколько серьезных вопросов. Почему до сплава никто не провел с туристами нормального инструктажа по правилам поведения  на воде? О чем думал инструктор, допустив нахождение туристки в байдарке без спасательного жилета? Насколько грамотно были организованы мероприятия по спасению тонувшей девушки?

         Эти и другие вопросы Евгений Валериевич задал директору турфирмы. Мужчина, считавший себя большим специалистом в области организации подобных мероприятий (до того случая у него их было уже более ста), сразу заявил, что виновата в случившемся сама туристка. Однако Евгений Валериевич до начала допроса досконально изучил все имеющиеся в деле материалы, а также нормативную базу в области туризма и публикации о подобных случаях. Вовремя подоспело и заключение организационно-технической экспертизы, подтвердившее его предположения. Собранные материалы однозначно указывали на то, что  действия директора турфирмы подпадали под статью  238 Уголовного кодекса. Эта норма закона предусматривает ответственность за оказание как раз таких небезопасных услуг.

         О многом тогда поговорили следователь с потенциальным пока обвиняемым, о его жизни, семье, бизнесе. Евгений Валериевич заметил, как, листая дело, тот задержался взглядом на  фотографии молодой жизнерадостной  девушки, сделанной друзьями за несколько часов до рокового путешествия. Следователь и обвиняемый потом еще неоднократно встречались, и к моменту завершения следствия  директор  турфирмы  не  только признал свою вину, но и возместил ущерб родителям девушки, пусть хотя бы в материальном выражении частично компенсировав их страдания.   

         Балезинский следственный отдел – межрайонный. В обслуживаемую территорию входят три района – Балезинский, Кезский  и Дебесский. Расстояния немаленькие, до райцентров более ста километров,  а до множества отдаленных деревушек весной в распутицу и вовсе доехать невозможно бывает. Сожалеет следователь, что столько  времени тратится впустую на дорогу, а его и так не хватает. Нужно и на работе все успеть,  и для семьи время выкроить. 

        Сыну Евгения Валериевича сейчас 11 лет. Тот самый возраст, когда рядом нужен отец,  чей пример станет ориентиром на всю последующую жизнь. Следователь Диченский учит сына честности, ответственности, умению держать слово, словом, быть настоящим мужчиной. Два раза в месяц они обязательно вместе выбираются на страйкбол. К сожалению, интенсивный режим работы почти не оставляет достаточного времени на остальные увлечения, среди которых охота и музыка.   Евгений Валериевич имеет музыкальное образование по классу скрипки, играет на саксофоне и гитаре.

           Несколько лет назад следователь выяснил свое происхождение. Оказалось, его предки  - казаки из Каменск-Шахтинского района Ростовской области. Там даже хутор есть под названием Диченский, где, кстати,  снимали знаменитый «Тихий Дон». Сегодня в Балезинском районе на общественных началах возрождается казачество. Казаки из числа местных жителей участвуют в нравственно-патриотическом воспитании молодежи, курируют детский клуб «Спас», где ребята занимаются строевой и физической подготовкой, изучают историю своего края, учатся оказывать первую медицинскую помощь, навыкам выживания в экстремальных условиях и еще много чему полезному.

          Как человек неравнодушный, Евгений Валериевич и здесь в гуще событий. Регулярно встречается с ребятами, активно участвует в организации самых разных мероприятий. Затаив дыхание, подростки слушают рассказы следователя, которые учат с честью выходить из самых трудных ситуаций, уважать закон. Особенно ценно то, что Евгений Валериевич занимается  этим не по директивам  сверху, а по велению сердца. Лучшей наградой для себя он считает, если из этих  мальчишек вырастут достойные люди, и кто-то из них, как когда-то он сам, изберет для себя непростой, но благородный путь служения Отечеству.

 Старший помощник руководителя

следственного управления

 

В.Л. Филиппова